Периоды 1800-1840 годы

1800-1840 годы

Мужская обувь

В первой половине девятнадцатого века влияние воинского духа на все аспекты жизни и моду, в частности, было огромным - время наполеоновской, крымской и франко-прусской войн. Офицерство было центром светской жизни и светского общества. Сапоги, которые полвека до этого были исключительно прерогативой солдат или их надевали для верховой езды, вновь оказались в центре внимания публики. Они оставались основной мужской обувью большую часть девятнадцатого столетия: их носили военные и гражданские, представители всех сословий. Тяжелые, легкие, высокие, короткие, простые и затейливые; самый распространенный цвет был черный, но встречались и цветные; все сапоги имели достаточно высокий каблук. Сапоги получали собственные имена в честь героев того времени: так, в истории моды навсегда остались велингтонские (Wellington) и наполеоновские сапоги, а также суворовские, гессенские, блюхерские.

Колодка и туфель, и сапог, и фактически всей обуви девятнадцатого века была узкой и длинной, таким образом удовлетворяя желание элегантных мужчин и женщин демонстрировать очень маленькую изящную ногу, что с незапамятных времен считалось знаком благородного происхождения. На балы мужчины являлись в парадных мундирах и облегченных сапогах, которые позволяли сохранить дух воина и в то же время изящно кружить в вальсе благородных барышень. Нарядной мужской обувью также были безкаблучные или на низком каблуке лодочки из лайковой или лакированной черной кожи, на мягкой кожаной подошве, украшенные спереди бантиком из ленты или пряжкой.

Новый дизайн в мужской обуви, который в ХХ веке станет популярным в женской, был d’Orsay* – лодочка с вырезанными боковыми частями. Этот вид лодочки является теперь классикой в женской обуви. Он был творением денди Габриэля Д'Орсея, который слыл душой светского общества в Париже и Лондоне. Его именем были также названы и другие элементы костюма.

Более известен в истории моды английский денди граф Браммель, который был изысканным во всем, от образа мыслей до носового платка. Для историков обуви он также оставил воспоминания о своих экстравагантных поступках, например натирать обувь смесью из шампанского и яичного белка.

Белые шелковые чулки по-прежнему надевали с нарядным костюмом, но стали появляться также серые, коричневые и черные. Были также шерстяные и хлопковые чулки на каждый день, а также в полоску для щеголей.

Несмотря на сильную оппозицию брюкам в Англии, не только со стороны модников, но и других слоев обществ, университетов и духовенства, длинным бриджам было суждено остаться. Английский принц-регент Георг IV выпустил декрет о ношении брюк как повседневной одежды. Панталоны до колен сохранились как одежда для официальных церемоний. Дома мужчины носили восточного типа запахивающийся халат–шлафрок из атласной или шелковой ткани, который заменил более формальный сюртук и мюли на китайский манер (a la chinoise) с остреньким загнутым вверх носком.

Новинкой середины века стали сапожки с эластичными вставками по бокам. В 1836 году они были сшиты для королевы Виктории (1819-1901). Сапожки были изобретением личного сапожника королевы J. Sparkes Hall, и в сороковые годы стиль перекочевал в мужскую обувь. Эластичные вставки по бокам позволяли легко надевать такую обувь, что сделало ее надолго популярной среди мужчин и женщин.

Женская обувь

Мягкие, грациозные, хрупкие лодочки являлись основной обувью для слабого пола в начале девятнадцатого века. Греческие или римские сандалии, а также низкие ботиночки на ленточной шнуровки, которые назывались котурны, были частым украшением женских ножек в эпоху ампира.

Безусловно, самой элегантной женщиной начала века была императрица Жозефина, супруга Наполеона с 1796 по 1809 годы. Пышность и помпезность наполеоновского двора предполагала трату огромных средств на гардероб венценосной супруги, и ее туфли и ботиночки шились специально для каждого наряда. Существует анекдот о том, как однажды Жозефина выказала недовольство своему обувному мастеру, указав на свои туфельки, на которых образовались дырки после одного дня носки. Тот, в свою очередь, пришел в ужас, укоризненно воскликнув: «Но, мадам, вы же в них ходили!» Легкие женские туфельки были настолько тонкими и изящными, что в них можно было только порхать на балу, даже для поездки в карете женщины надевали специальные сапожки. Иногда на бал девицы брали по две пары таких балеток, потому что первые изнашивались за несколько танцев и надо было переобуваться, чтобы продолжить бал. В России такая обувь известна как стерлядки.

Обувь для променада шилась из более плотных тканей; новым было появление кожаного носка или кожаной вставки на пяточной части в тканевой обуви. В холодную погоду дополнительно одевали бархатные сапожки на меховой подкладке, завязывающиеся спереди лентой. Парчовые и атласные сапожки украшали «цветочно-растительной» вышивкой, что было характерным элементом орнамента начала столетия.

Нарядные лодочки и домашние туфельки часто шили дома из бархата, атласа, парчи розового, небесно-голубого, лаванды, желтого, зеленого, серого и желто-коричневого тонов. Их украшали бантами, пайетками, расшивали жемчугом и бисером.

Влияние королевы Виктории на изменения в костюме было международным. Викторианская эпоха славила буржуазные вкусы: бережливость и скромность стали основными добродетелями. Не принято было называть вещи своими именами, поэтому женские ножки вскоре стали называть «конечности», потому что «ноги» – звучало неприлично. Обувь тщательно скрывали под оборками нижних юбок и фалдами кринолина. Недоступность, вопреки ожиданиям моралистов, провоцировала еще большую чувственность, и викторианский высокий ботинок, крепко стягивающий ногу шнуровкой спереди или боковой застежкой на пуговицы, выглядывающий при покачивании кринолина, надолго станется предметом эротических фантазий сильного пола.

Чулки были в основном белого цвета, шелковые для нарядной одежды часто украшали ручной вышивкой. Чулки «паутинка» часто носили поверх телесных кашемировых; особенно интриговали черные в сеточку поверх телесных шелковых чулок.

Тенденции второй половины девятнадцатого века

Машинное производство было замечательным достижением американской промышленности второй половины девятнадцатого века, которое позволило обуть огромное количество людей в обувь относительно неплохого качества. Но по-прежнему английская обувь, сшитая по индивидуальному заказу из прекрасно выделанной кожи, оставалась лучшей. Она, так же как английская шерсть в одежде, стала эталоном качества.

Событием моды 50-х было появление обуви на передней шнуровке или полусапожек с закрытым подъемом, которые назвались balmoral. Впервые их надел супруг королевы Виктории, принц Альберт (1819-1861), приблизительно в 1853 году. Он воздвиг новый замок под названием Балморал (Balmoral), ставший королевской резиденцией в Абердиншире в Шотландии, и с того момент все новое и элегантное получало название “балморал”.

С середины столетия "оксфордом" стали называть любой ботинок на шнуровке по подъему. Черные или желто-коричневые кожаные бoтильоны носили зимой, а летом – оксфорды. Затем оксфорды стали носить и зимой тоже вместе с гетрами или гамашами. Нарядной обувью для мужчин по-прежнему оставалась черная лаковая лодочка. Домашней обувью были мюли из цветного сафьяна для джентльмена, а матерчатые или из тончайшей кожи – для леди.

Почти весь девятнадцатый век одна прямая колодка служила для изготовления обуви на правую и левую ноги. Такие подошвы называют симметричными.


Картотека